Тема сегодняшнего разговора – сказочные и реальные ведьмы, а также то, что порождает бесчисленных фантазерок, ведьмами себя считающих. Как всегда, побывав в гостях у сказки, мы выйдем на очередной мировоззренческий перекресток и приподнимем занавес переписанной истории.

 

Понятие и ретроспектива

В семиотических процедурах познания помимо знака и денотата мы имеем дело с «вестью» — она возникает в зазоре меж тем, что означено, и тем, что служит знаком.
О. А. Седакова

Старожилы darov.net заметили, что каждый серьезный материал Дарова начинается с консенсуса по используемым терминам. Анализ сказок не исключение, давайте нащупаем опорные камни.

Начнем с первого этажа – того, что попадает в Википедию. 😊

Ве́дьма (ст.слав. вѣдьма «та, что обладает ведовством, знанием» от ст.слав. вѣдати «знать, ведать»; также вештица, волшебница, колдунья, чаровница) женщина, практикующая магию (колдовство).

Женщина, ведающая что-то, позволяющее заниматься колдовством. Не густо.

Колдовство́ (чародейство, ведовство, волхование, волшба, волшебство) — занятие магией как ремеслом, при котором колдун заявляет о контакте со сверхъестественными силами (демонами, духами предков, природы и другими).

Тут уж «собрание знаний» в абсурдности утверждения переплюнуло бред хронических алкоголиков. Есть некое ремесло, занимаясь которым, ремесленник заявляет о своей связи с некими стоящими над естеством силами. В чем оно заключается? А если не заявляет? И почему в одну кучу сброшены разные, порой несовместимые дисциплины?

Читатель в каждой третьей статье на darov.net может лишний раз убедиться в убогости первого этажа знаний, будь то история, социальные явления, психология и тем более моя священная корова – физика. Строить представления о мире, опираясь на Википедию, опасно. Высок шанс остаться болваном на всю жизнь. 😊

Минуя первый этаж, взбегаем по лестнице познания на второй – фактического смысла.

Ведьмами называли женщин, чьи суждения о жизни и поведение выбивались из привычного. Они интриговали соплеменников и те обращались к ним в надежде решения насущных проблем, не решаемых обычным образом. Чаще всего это болезни людей и домашних животных, бесплодие тех и других, предсказание погодных явлений или даже воздействие на погоду, манипуляции поведением какого-то человека – присушка, отворот, испуг.

Таким женщинам приписывали доступ к некому знанию, позволяющему воздействовать на одушевленную и неодушевленную природу без видимых посредников – рук и инструментов (топор, вилы, мотыга и прочих).

Возможности этих женщин поражали воображение современников, вызывая зависть и страх, а оттого – преклонение и ненависть. Само собой, господствующие над умами религиозные культы являлись (и являются) жесткими конкурентами образу жизни ведьм. Цель любого культа – пасти человеческое стадо, и большинство руководителей-культистов открыто заявляют об этом. Пасти людей, чье мировоззрение в корне отличается от привычного, чьи цели и действия непонятны, а возможности пугают, не получится. К тому же каждый культ претендует на чудо и апеллирует к нему, оправдывая свое паразитическое существование. Те, кто игнорируют монополию на чудо, способны даже невольно разрушить культ.

Поэтому самые способные из них (и не желающие всю жизнь лицедействовать) становились аутсайдерами и вынуждены были жить вне пределов поселений – в лесах, на болотах, в горах. Остальные, а с ними и просто неугодные, подверглись геноциду.

Память поколений разных народов кристаллизовалась в сказки, изучая которые мы переходим на третий этаж смыслов – контекстуальный.

Но прежде чем на него перейти, надо прояснить важный момент. В чем отличие ведьмы от колдуна? Играет ли гендер большую роль?

 

Магия и наука, колдовство и гендер

Подавляющее большинство людей, допускающих возможность настоящей магии, относятся к ней как к науке. Этим грешат и публицисты, привлекающие к феномену внимание. А ведь магия противоположна науке по сути. Это совершенно разные вещи. В науке часто находятся необъяснимые на тот момент закономерности. Их описывают и стараются использовать, по ходу придумывая все более причудливые и недоступные пониманию профана объяснения. Это так, но пока результат не станет массово повторяемым, его могут не признать. Пока нет теоретической базы и математической модели, к нему не отнесутся серьезно. С магией такое не прокатит.

Почему? А потому что колдун взаимодействует с силами, которые вообще невозможно объяснить и даже определить рационально. Магия всегда личностна, так как ключом к ней является контроль восприятия. Вся методология любой ее школы дает лишь очень условные модели и описание шагов для тех, кто способен проверить это на опыте. Нет никаких правил постановки эксперимента, есть лишь условия.

Повторяю: магия упирается в личность. Пока личность движется в узкой колее навязанной обусловленности, не помогут ни книги, ни тупое копирование ритуалов. У любого даже самого захудалого практика почти вся информация об оккультном вызывает насмешку. Особенно опасения за передачу знаний и призывы к ответственности. Одно это выдает шарлатанов с головой. Самые сокровенные и страшные тайны можно писать на любом заборе со стопроцентной уверенностью в их сохранности.

Личности разные и, соответственно, отличается их магия. Одни имеют сильную этическую закваску, другие этим не парятся, одни пытаются загнать взаимодействие в околорелигиозные модели, другие предпочитают экзотику. Ни одна из этих моделей даже наполовину не соответствует действительности, но, опираясь на личность мага, все они работают.

Есть еще одно глобальное отличие. Практически пользоваться плодами науки, можно лишь опираясь на технологию, а значит, цивилизацию. Только полный дебил (жизнь показывает, как их много) думает, что мобильники просто собирают. Создание даже обычной лампочки требует труда тысяч людей – институты и бюро, добыча и переработка ресурсов, транспорт, разные производства, конечная сборка, транспорт, продажа. Чем сложнее гаджет, тем более длинная и разветвленная сеть. С магией это не так. Она всегда личное достижение. Полет не бывает хором.

Есть еще одна сторона. Наука всегда будет служанкой власти и денег. Она не самостоятельна и чахнет без финансирования и административного ресурса. Ученый является обычным, слабым, снедаемым страстями и пороками человеком. Дисциплина мысли нужна ему лишь в моменты обоснования своих фантазий. Маг, напротив, не протянет без постоянной дисциплины, шаг вправо – безумие, шаг влево – смерть. Наука потешает гордыню и любопытство своих жрецов, в обмен обслуживая удобства краткосрочного существования.

Мир науки – всего лишь этаж мира повседневности. Искусство, ремесло – такие же этажи. Даже обживаясь на нескольких, мы имеем в колоде несколько карт одной масти. Колдовские практики открывают другие миры – карты иных мастей. Жизнь практика, даже если он никогда не выезжал из своего поселка, в десятки, а то и сотни раз богаче и полней жизни любого ограниченного колеей человека. Именно поэтому ценности этой колеи – социальной матрицы – утрачивают свое значение и влияние.

Маг постигает свою природу, а значит природу всего, с чем мы можем взаимодействовать. Наука на это неспособна по определению, так как она никогда не разобьет цепи синтаксиса колеи. Маг торит дорогу в вечность. Осознав это когда-то, я навсегда отвернулся от науки, используя ее методологию и инструменты лишь для взаимодействия с научнопрофилированными искателями (многие из которых настаивают на публикациях и контактах с ее жрецами, мотивируя это неким вкладом, который я должен (?) сделать).

Теперь о гендере. Так как магия личностна, пол, формирующий не только тело, но и конфигурацию личности, определяет все. Колдун и ведьма действуют по-разному и получают непохожие результаты. Их статус определяется только личной Силой и говорить о том, что лучше, глупо. Некоторые аспекты знания открываются лишь при совместной работе, где колдун выступает ее координатором. Поэтому у любого ковена ведьм есть мастер, а различные группы практиков всегда смешанного типа. Одиночки сознательно отказываются от освоения этих аспектов.

На начальном этапе женщина имеет ряд преимуществ. Ее мышление более гибко, а эмоции ярче, ей легче фокусировать Силу. Но пройдя первые шаги, она начинает нуждаться в холодной дисциплине мужского ума. Если мужчина сумел пройти их (большая редкость), его организация дает все возрастающие со временем бонусы – устойчивость, способность удерживать «щиты» и, наконец, приз для дураков – понимание происходящего. Если мужчина сломает свое Эго, он получает иммунитет ко многим паразитам ноосферы, а позже и архетипичным влияниям. Но это теория. 😊

Вот теперь можно и на третий этаж.

 

Сказочные ведьмы

Волшебные сказки являются непосредственным отображением психических процессов коллективного бессознательного, поэтому по своей ценности для научного исследования они превосходят любой другой материал.
Мария Луиза фон Франц

Мы рассмотрим классические образы, причем выросшие в нашей этнокультурной среде, – Бабу-ягу и Чувилиху из «Терешечки». По Юнгу (а он украл это у гностиков) и позже Кемпбеллу, сказки описывают этапы взаимодействия с самостью.

Баба-яга известна не только на Руси, но и в Чехии, Болгарии, Черногории, Сербии и Хорватии, части Австрии и Германии. Южные славяне зовут ее бабой Рогой (Ругой) и ассоциируют с зимой и севером, тем самым указывая на ее арийскую прародину. На севере ведьму знают как Язю – старую бабу, повелевающую ледяными вихрями. Описание образа устойчиво – злая старая ведьма, летающая в ступе с помелом, заманивающая к себе героев, чтобы убить. Исключение – герои, имеющие с ней сексуальный контакт и получающие за это помощь. Естественно, что сборники сказок для детей были сильно отредактированы. Место жительства также не меняется – «в тридесятом царстве, за огненной рекой». Река, называемая славянами Смородина.

И Яга и Чувилиха одиноки и живут в труднодоступном месте. Их дома – домовины на столбах. Курные – окуренные дымом подношений, позже именованные куриными. Наши предки сжигали покойников, а особо почитаемых сжигали в домовине. В таких же домовинах жили жрецы – проводники. Место их поселения называлось погостом. Живые были лишь гостями на пиру (тризне) мертвых. Погост окружали забором с костями и черепами зверей-проводников. По углам – столбы-тотемы. Именно поэтому избушка Яги окружена забором с черепами. Дело не в подчеркивании зла, а в указании на погост.

Подношения предкам сжигались, и лопаты, на которых перебрасывался в печь яичный каравай, могли брать в руки только проводники. Чаще всего проводниками были женщины, конкуренты берегинь.

Я в корне не согласен с распространенными психоаналитическими интерпретациями и усматриваю в них лишь упражнения в казуистике. Всякие старые дикие матери Эстес или еще хуже – неудовлетворенные бабы, по некоторым другим фантазерам, вызывают отвращение. Невежество снова и снова плодит химер.

Этическая позиция, выросшая из христианства, умилительно наивна. Баба-яга на страже границы светлого и темного миров. Ни тридевятое, ни тем более тридесятое царства темным миром не являются. Ее погост действительно пограничный, но за ним колодец Велеса с одной стороны и дорога в Ирий с другой.

Тем временем вспомним Чувилиху, так как в «Терешечке» зашифрован важнейший ключ древних обрядовых и социальных практик. Мальчика во время рыбной ловли на челноке зовет ведьма, представившись мамой. Он ей не верит. Затем она меняет свой голос и, заманив его, кидает в мешок.

Что из этого следует без психоаналитической озабоченной гонадами блевотины? А то, что будущих жрецов забирали у родителей, отбирая по каким-то принципам! Далее следовала инициация – на лопате и в печь. Тех, кто не прошел инициацию, ждала погибель в виде жертвы ритуала искупления или рабство у жрецов. Не надо забывать, что человечество чуть подняло голову от звериного прагматизма лишь в середине XVIII века. А в середине этого ее снова опустит. Эксперимент гуманитарного проекта не удался, и все возвращается на круги своя.

Терешечка просит гусей-лебедей, но получает отказ. Лишь защипанный гусенок его унес. Гусями называли калик-перехожих. Тех, кто взял на себя обет высокой аскезы в миру и до кучи почтальонов жречества. Калики носили и хранили знания, следили за функционированием сакральных источников и артефактов. Слова калик не могли ослушаться ни пахари и махари, ни вои и витязи, ни бояры (ярые витязи) и князья. Те, кто осмелился на такое, становились изгоями белого и серого света, а значит не могли под своим именем нормально жить в арийском и подконтрольном ему мире.

Ощипанный гусенок являлся сосланным к ним мирянином. Он-то и вытащил Терешечку и, каким-то образом отмазав от рабства, вернул родителям.

К чему я вас подталкиваю? К пониманию того, что за сказками стоят не только и не сколько психоаналитические конструкты (красиво называемые эволюционистом Савельевым словесными ужимками и прыжками), сколько реальные факты закрытой и переписанной в XIX веке истории.

В следующих разборах мы заберемся на этажи повыше – метаисторический и архетипичный.

С уважением, Владимир Даров.

Материал полезен? Не теряй информацию, сохрани одним кликом.

 

Рассылка Владимира ДароваСоветую подписаться на рассылку проекта. Я не участвую в партнерском пиаре и прочих привычных пользователям сети безобразиях. 

У нас есть группа ВКонтакте материалы которой не дублируются на сайте. Проводятся реальные практики, обсуждения, акции, квесты и флешмобы!

Если тебя интересуют тренинги и курсы, загляни в каталог. Возможно там найдется то, что ищешь.

Возникают вопросы по проекту? Обратись в службу поддержки, ссылка на неё в плавающем блоке правого нижнего угла экрана..